• Козловская полиция

    Рождение тамбовской и козловской /ныне г. Мичуринск Тамбовской области/ можно отнести к 1779 году. Тогда тамбовское наместничество оформилось как новая административно-территориальная единица, что послужило учреждению в Тамбове новой должности коменданта, а в Козлове и других уездных городах – института городничего со штатными командами из нижних рядов для отправления ими полицейских обязанностей.

    Почти всё 19 столетие городское полицейское управление претерпевало значительные структурные изменения. Лишь к 1889 году оно окончательно сформировалось и просуществовало в таком виде вплоть до октября 1917 года.

    Итак, в козловское городское полицейское управление входили полицмейстер, секретарь, два пристава, два их помощника, 56 городовых /в губернском центре их было 71, а в Моршанске – 42/, из коих 11 были старшими.

    Кроме наблюдения за полицейской службой, в обязанности полицмейстера входили надзор за исполнением постановлений вышестоящей власти, наблюдение за нравственностью горожан, забота о благоустройстве улиц /интересно, что в то время чины городской полиции самостоятельно издавали объявления, обязывающие домовладельцев своевременно очищать дворы, улицы и тротуары от снега, льда и мусора/, надзор за порядком, а также арестованными, содержащимися в городской тюрьме.

    Наиболее колоритной фигурой козловского полицейского управления 19 века по праву можно считать полицмейстера И.П. Лебедева, прославившегося благодаря написанной и даже изданной им в Козлове в 1885 году "Инструкции для руководства городовыми и вообще нижними полицейскими чинами".

    Согласно этой инструкции местные стражи порядка должны были наблюдать за благонадёжностью и благонравием козловских обывателей; следить, чтобы "не было чинимо должностных разглашений, рассуждений, предосудительных для правительства и начальства; строго следить за необращением книг и сочинений запрещённых и вообще возмутительного толка". По вышеупомянутой инструкции, полицейские должны были "разведывать /тайно/, не существует ли где умысла против здравия и чести императорского величества; разведывать, не происходит ли где домашних забав, законом противных; наблюдать, чтоб солдаты не побирались…"

    Сторожа в полицейских частях обязаны были смотреть, чтоб из канцелярий не крались законы, переписка, бумаги и прочее". Как видим, инструкция эта представлялась документом весьма суровым.

    Судя по сохранившимся до наших дней документам, козловская полиция неплохо несла свою нелёгкую службу по охране покоя обывателей от посягательств убийц, насильников и грабителей. А было их немало. Городская криминальная хроника тех лет пестрит фактами убийств, изнасилований, вооружённых разбоев и грабежей.

    Жителям Козлова долго был памятен случай, происшедший в лавке купца М.П. Воробкова. В феврале 1907 года Митрофан Павлович заявил полиции, что из его лавки, расположенной в Гостинном ряду, в течение полугода систематически пропадают деньги и вещи. Вскоре следствие вышло на работавших в лавке приказчиков. Пятеро из них расхищали из лавки товар и сдавали его перекупщикам в Донскую слободу. За шесть месяцев группой было похищено товара на общую сумму более шести тысяч рублей /огромная сумма по тем временам деньги/. Для сравнения, воз с огурцами тогда стоил трёшку.

    Благодаря отличной работе козловской полиции один из её полицмейстеров – Г.И. Вознесенский – был удостоен ордена святой Анны 111 степени, а в годы Первой мировой войны Григория Ивановича наградили знаком Красного Креста за помощь прибывшим с фронта раненным.

    К сожалению, условия, в которых в ту пору трудились козловские полицианты, оставляли желать лучшего. Долго время полиция размещалась в одном здании с городской профессиональной пожарной командой /ныне на этом месте высится новый корпус агроуниверситета/, что вызывало немало неудобств.

    "Положение нашей полиции крайне незавидно, - отмечала в одной из статей городская газета того времени. – Помещение её тесное, вечно бытком набитое городовыми, посетителями и потерпевшими, задержанными на улицах, тюремными арестантами, приведёнными для освидетельствования, девицами лёгкого поведения, меняющими свои цветные билеты, нищими, хулиганами. Эта толчея происходит не только в приёмных, но и в комнате приставов, где сидят их помощники, и писцы вынуждены составлять протоколы под неугомонный говор и всяческие заявления…"

    Тем не менее плохие условия несения службы не мешали козловским полицейским добросовестно исполнять свои обязанности. А это отмечали не только горожане, но и приезжие губернские чиновники.

    Весной 1912 года город Козлов посетил новый тамбовский губернатор Н.Ф. Ошанин. Встречать высокого гостя на железнодорожный вокзал станции Козлов-1 прибыли урядники и конные стражники. Тут же на перроне им и был устроен первый смотр. Выправкой козловских стражей порядка губернатор остался доволен. Не ускользнуло от проницательного взора Николая Фёдоровича и то, что провинциальная стража имела боевую посадку и чисто гвардейских коней. В тот же день новый глава губернии посетил и городскую полицию. Как и следовало ожидать, н.Ф. Ошанин по достоинству оценил уровень несения козловскими полицейскими своих служебных обязанностей. Во многом заслуга в этом принадлежала тогдашнему полицмейстеру коллежскому асессору Алексею Фёдоровичу Зубовскому, а также приставам – Александру Тимофеевичу Клишину и Алексею Васильевичу Толстову.

    Козловские полицейские прошлых столетий честно служили царю и Отечеству. Безусловно, все они были детьми своего времени. Однако в целом основные задачи в службе стражей правопорядка всех времён и эпох вряд ли что меняется. Среди них – защита интересов граждан и государства. И это роднит блюстителей порядка всех времён.

    Ответить Подписаться