• Макаров С. "О поэзии Анатолия Объедкова"

    В далекие незабываемые 70-е годы прошлого века мне довелось дважды руководить семинарами молодых новгородских поэтов: один раз – по линии СП России, а другой раз – по линии ЦК ВЛКСМ. И, разумеется, несколько поэтов особенно запомнились той или иной стороной своего поэтического творчества. Запомнился и автор этой книги Анатолий Объедков. Скажу честно: в его поэтический дар в то время я вообще не верил, ибо стихи были очень уязвимы и наголову раскритикованы оба раза и участниками семинаров, и руководителем, то есть мною.

    Но новгородский поэт Анатолий Объедков, к счастью, принадлежит к той породе людей, которые всегда доводят задуманное до конца. Есть поэты, которые могут ярко вспыхнуть на уровне первой книги, а затем внезапно погаснуть. О таких стихотворцах замечательный питерский поэт Валентин Попов сказал так:

    Отгорят бенгальские огни,
    Отсверкают временные звезды...
    И далее добавлял:
    Мне видна такая высота!
    На нее восходят постепенно…

    Вот так же постепенно, методично, очень и очень медленно, но верно рос поэтический дар Анатолия Объедкова. Я читал и перечитывал его редкие публикации, нечасто выходящие книги и убедился в том, что автор – все же поэт. Легко и глубоко ранимый, тонко чувствующий природу, он может удивить и восхитить такими строками:

    Антоновкой пахнут снега
    На родине милой моей.
    Как мамонты, бродят стога
    Среди задремавших полей.

    Не правда ли, это очень своеобычно?

    И еще я заметил одну особенность лирики поэта: музыкальность:

    Откровенно,
    Вдохновенно
    Ночь твердит,
    Что весною
    Под луною
    Всех роднит
    Свист старинный,
    Соловьиный
    Под окном,
    Что он звучен,
    Неразлучен
    С майским сном…

    Мне посчастливилось дважды побывать на Сахалине в творческой командировке и провести ряд встреч с читателями и на южном Сахалине, и в срединном, и на севере острова. Я долго затем размышлял о нефтяной, угольной и рыбной судьбе острова, написал о нем цикл стихов. Но такого яркого, удивительного образа, который родился под пером Анатолия Объедкова, я не смог бы создать, и поэтому процитирую понравившееся мне четверостишие:

    Русь к очищению зовет
    От моря Белого до Черного,
    От ильменских древнейших вод
    До Сахалина златоперого.

    Что еще сказать об этой книге? Думаю, что ты, дорогой читатель, разберешься в этом сам, когда ее прочтешь и встретишься с новым для себя новгородским поэтом Анатолием Объедковым. Счастливой встречи!

    С. МАКАРОВ,
    академик Петровской академии

    Reply Follow