• Александр Чекунов "Шабаш"

    Александр Чекунов

    Шабаш

    Те, кто считает, что домовые, водяные, русалки и прочая нечисть лишь плод нашей фантазии или сказки стареньких бабушек, глубоко ошибаются. Они живут, жили, и вероятно будут жить среди нас, только мы, ослеплённые светочью разума, не замечаем их до той поры, пока не столкнёмся с ними вплотную. Вот тогда самые неверующие вспоминают о Боге и крестят лоб. Страх сразу снедает нашу храбрость. Главными эпицентрами зла становятся разрушенные людьми церкви, дома, особняки. Везде, где разруха приложила свои старания, нечисть поселяется густо. А после начинает творить чудеса. Особо опасны эти места ночью. Не храбритесь. И не подходите близко к разрушенным строениям, особенно безлунными ночами.

    Сторожа тоже не являются исключением. Есть здесь свои места, где опасно ходить в одиночку. И главным центром является церковь. Если так это строение можно сейчас назвать. Стоит бывшая красавица на пустынном, до нельзя заросшем месте. Кирпич уже давно растащен селянами для своих домов. Остались только алтарь и часть колокольни. Всё это давно захламлено и заросло бурьяном и деревьями. Но церковь, не смотря на всё варварство, продолжает стоять, говоря о мастерстве своих строителей. Днём это место мирное, а вот ночью!..

    - Дурное это место! – говорил Леший, испытавший на себе его силу. Ночью в этот раз выдалась на редкость тихая, тёплая, но чересчур тёмная. Гена любил ходить один в такое время. Что его привлекало, он не знал и сам. Наверное, эта незыблимая тишина. Случилось ему тогда идти лесом домой. Приостановившись около церкви, Леший невольно замер. Вокруг была такая тишь, что ни один лист не шевелился, но там, около руин гудели сосны, будто при урагане. А главное, перекрывая звуки ветра, выли, стонали, хохотали невидимые духи. Леший прислушался. Всё это тревожило его, прошедшего огонь, воды, медные трубы Афгана. Руки невольно сжали нунчаки, торчащие за поясом. Ладони вспотели. И вдруг – голоса! Он отчётливо сквозь эту вакханалию услышал своё имя:

    - Гена, Гена Леший! Иди сюда! Иди! И хохот. Дикий, дикий хохот. Невольно перекрестив вспотевший лоб, Гена, заспешил прочь от этого места. Выйдя на сельскую дорогу, он ещё раз перекрестился и заспешил к дому.

    Если бы это был единственный раз, то можно было, пожалуй, закрыть на него глаза. Но нечисть любит подобного рода шутки. Кстати, не только ночью, но и утром и не только с Геной Лешим. Вот какой случай рассказали ему ещё не искушённые в делах нечистых два сельских мужика.

    Ответить Подписаться