• Кубанёв Василий "Мечта"

    Кубанёв Василий Михайлович
    МЕЧТА
    Сквозь щели дубовых, замшелых привычек
    Догадкой и выдумкой мир я узнал,
    И вместо вопросов, тире и кавычек
    Лепил ко всему восклицательный знак.
    Сырые наружные вести вжимая,
    Я не тяжелею, а просто расту.
    Я вырасть не чаю, стареть не желаю.
    Я часто мечтаю, взобравшись на стул:
    Из выдумок дряхлых и самотиранства,
    Из душности душу смыкающих стен
    Не выйти -- вломиться в большое пространство,
    Чтоб ветер слезящий в ресницах хрустел,
    Чтоб жилы трещали, чтобы поры потели,
    Чтоб двигаясь -- двигать, горя -- зажигать,
    Чтоб жданной находкою стала потеря,
    Чтоб резаться и без бинтов заживать,
    Чтоб ели меня всевозможные раны,
    Отверстостью их, как глазами, ведом,
    Я всюду являлся бы нужным и равным,
    И всюду мне родина, всюду мне дом.
    Все б мнилось по-свойски, радушным и близким,
    Во всем я себя самого бы узнавал,
    Презревший сужденья, судилища, иски,
    Утративший имя, забывший слова,
    Расстроенный дюжиной тонких варьяций,
    Дышать перестав, продолжающий жить,
    Все мельче, все множественней растворяться,
    Держать, возражать, отражать и дружить,
    Влюбляться в родник, в кукурузу и в камень,
    Пленяться грозою и, пеплясь в огне,
    Петь трудным, неровным, бескриким дыханьем,
    Пить муку, припав к голубой глубине,
    Где звезды и визги сколочены вместе,
    Где терпкою вечностью пахнет момент,
    Где шаг осыпается крупкою в клейстер
    И крепости путной не клянчит взамен...
    Лишь искры мгновенные -- формы и лица,
    Проходят они -- остается тепло.
    Должно оно с полымем родственным слиться,
    Чтоб в пропасти попусту не утекло.
    Мир действием жив, разнороден и светел.
    Отдельное -- смертно. Но в смерти его --
    Закон и залог мирового бессмертья.
    Бессмертья всеобщего и моего.
    1937
    Ответить Подписаться